Любовь. Трансцендентный уровень.
Другое / Любовь, как философская категория / Любовь. Трансцендентный уровень.
Страница 3

Постоянная настроенность на любимого человека позволяет мгновенно почувствовать его настроение и состояние, причем, в отдельных случаях, даже на расстоянии. Некоторые люди могут почувствовать, что с их любимым человеком вот в этот самый момент случилось что-то плохое, даже если любимый человек находится в это время за тысячи километров от них. Пожалуй, это максимально возможная степень единства трансцендентного уровня для материального мира.

Таким образом, Единение в реальной Любви на трансцендентном уровне можно сформулировать, как постоянное присутствие любимого человека в сознании и в сердце любящего, непрерывная настроенность на него, как максимально возможная форма духовного единства.

Не все виды единства можно считать единением в Любови. Например, существуют виды симбиотического единства. Биологической моделью такого единства являются отношения между беременной матерью и плодом. Они являются двумя существами и в то же время чем-то единым. Мать это как бы его мир, она питает и защищает плод, но и ее собственная жизнь усиливается благодаря ему. В этом симбиотическом единстве два тела являются психически независимыми. Симбиотическое единство возможно и в психологической сфере.

Э. Фромм различает пассивную форму симбиотического единства – подчинение или мазохизм и активную форму симбиотического единства – господство или садизм.

“Мазохист избегает невыносимого чувства изоляции и одиночества, делая себя неотъемлемой частью другого человека, который направляет его, руководит им, защищает его, является как бы его жизнью и кислородом. Мазохист преувеличивает силу того, кому отдает себя в подчинение: будь то человек или бог. Он - все, я - ничто, я всего лишь часть его. Как часть, я часть величия, силы, уверенности. Мазохист не должен принимать решений, не должен идти ни на какой риск; он никогда не бывает одинок, но не бывает и независим. Он не имеет целостности, он еще даже не родился по-настоящему”.

“Садист хочет избежать одиночества и чувства замкнутости в себе, делая другого человека неотъемлемой частью самого себя. Он как бы набирается силы, вбирая в себя другого человека, который ему поклоняется.

Садист зависит от подчиненного человека так же, как и тот зависит от него; ни тот ни другой не могут жить друг без друга. Разница только в том, что садист отдает приказания, эксплуатирует, причиняет боль, унижает, а мазохист подчиняется приказу, эксплуатации, боли, унижению. В реальности эта разница существенна, но в более глубинном эмоциональном смысле не так велика разница, как то общее, что объединяет обе стороны - слияние без целостности” (Фромм Э. Искусство любить).

Садизм и мазохизм психологически, самым естественным образом, соотносятся с эгоизмом и альтруизмом. Отсюда следует очень важный вывод: единение в реальной Любви возможно лишь при безусловном признании равенства Человеческих Достоинств. В любом другом случае единение реальной Любви вырождается в симбиотическое психологическое единство, или психологическую зависимость и даже рабство. Эгоизм и альтруизм оказываются НЕ СПОСОБНЫМИ к реальному единению реальной Любви.

Ложным путём достижения Единства на данном уровне является, также использование различных видов оргаистических состояний. Суть их заключается в том, что человек с помощью специальных ритуалов, алкоголя и наркотиков вводит себя в состояние транса, при котором исчезает внешний мир, а вместе с ним и чувство отделённости от него. Ложность этого пути в том, что после окончания оргаистического состояния и возвращения в реальный мир, человек с ещё большей остротой чувствует свою отделённость, и вынужден всё чаще и всё интенсивнее возвращаться в своё трансовое состояние.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Смотрите также

Сознание
...

Философия России в XIX веке
...

Геософия в трудах евразийцев
...