Интенциональность сознания
Другое / Феноменологическая трактовка сознания / Интенциональность сознания

Безусловно, самой фундаментальной характеристикой сознания в феноменологии считается интенциональность, т. к. сознание рассматривается как «сознание о чем-либо» и даже при отсутствии реальных или идеальных предметов всегда имеет то или иное содержание, которое «мнится» сознанием.

Понятие «интенциональность» по-разному трактуется феноменологами. Наиболее разработанной феноменологической концепцией интенциональности сознания является гуссерлевская, согласно которой сознание – это, собственно, и есть интенциональность. Термин «интенциональность» Гуссерль перенял от своего учителя Франца Брентано (1838–1917)[6]. Однако критикуя брентановское понимание[7] интенциональности Груссель дает свою трактовку данному понятию.

Вначале Гуссерль использует термин «интенциональность» для описания психических актов, в которых нам дан объект, что соответствует основной установке Брентано, согласно которой все, что познается с очевидностью, предполагает существование имманентного объекта. При этом Гуссерля интересует не сам по себе объект, на который направлено сознание, а те интенциональные акты сознания, в которых конституируется этот объект.

По мере более детальной разработки феноменологического метода существенно возрастает роль, которую начинает играть интенциональность в феноменологической методологии. Интенциональный анализ постепенно превращается в универсальную аналитику сознания. В философии Гуссерля, в сущности, имеет место онтологизация интенциональности, т. к. интенциональность рассматривается здесь в качестве силы, которая координирует и синтезирует самые многообразные акты сознания, лежащие в основе конституирования предметов.

При анализе интенциональной деятельности сознания можно исходить из самих интенциональных переживаний и исследовать структуры этих переживаний в соответствии с тем порядком, в котором они протекают. Данные переживания состоят из трех компонентов: пассивной чувственности – гиле (реальное содержание, получаемое с помощью органов чувств), духовной активности – ноэзы и смыслового компонента – ноэмы (некая связь между интенциональными актами сознания и реальным предметом). В реально протекающих интенциональных переживаниях все эти компоненты непрерывно взаимодействуют.

Взаимоотношения между ними можно представить с помощью следующей схемы[8]:

Интенциональные переживания дифференцируются в феноменологии на два принципиально различных типа: 1) мир простых верований (докса) и теоретических размышлений, для которых характерна естественность актов сознания; и 2) оценивающие или волютативные переживания, которые феноменологи называют также «личностными переживаниями».

Если переживания первого типа характерны для познавательной и практической деятельности человека и должны оцениваться как истинные или ложные, то переживания второго типа участвуют в формировании человека как личности и поэтому подлежат оценке на основе совершенно других критериев, а именно ценности, добра и т.п. Различие между типами интенциональных переживаний имеет в феноменологии принципиальное значение, ибо именно оно, считают феноменологи, лежит в основе дифференциации явлений действительности на природу и дух, тело и сознание, а следовательно, и в основе деления наук на естественные и общественные.

Проблема интенциональности, понимаемой более широко, чем интенциональность сознания, является сегодня одной из важнейших, и притом крайне сложных, научных проблем. Она активно обсуждается сегодня не только в феноменологии, но и в аналитической философии, представители которой стремятся проанализировать характер соответствия между объективной реальностью, воспринятой человеком с помощью органов чувств, и теми мыслительными процессами, которые характерны для внутреннего мира человека и которые управляют его поведением[9].

Смотрите также

Концепции человека и его потребностей в философии XIX в. Рутинные и творческие потребности
...

Феминизм, как философская проблема
...

Учения Сократа
...