Социалистическая и марксистская философия
Другое / Феминистская теория / Социалистическая и марксистская философия

Несмотря на доминирование обозначенных выше принципов, начиная с XVIII века, в западной философии формируются новые подходы к оценке самого принципа гендерной дифференциации. Возникают идеи о том, что культурным идеалом является воссоединение обоих онтологических принципов маскулинного и феминного, а социальной нормой — равноправие женщин и мужчин в обществе. Во многом возникновение такого подхода связано с распространением просветительских и социалистических идей, развитием концепций гражданских прав и прокатившейся в Европе волной буржуазно-демократических революций. В философии эти представления развивались прежде всего в учениях французского утопического социализма Сен-Симона и Фурье.

Наследник французских социалистов Карл Маркс во многом следовал в русле этих представлений и поддерживал идею об эмансипации женщин (хотя никогда и не придавал этому вопросу слишком большого значения, считая дискриминацию женщин частным случаем дискриминации людей в антагонистических общественно-экономических формациях).

Друг и последователь К. Маркса Ф. Энгельс в широко известной работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства» утверждал, что становление института частной собственности и развитие классовой структуры общества привело к «всемирно-историческому поражению женского пола». Эта работа Энгельса оказала значительное влияние на развитие социалистического направления в феминизме, особенно в Англии.

Объяснение дискриминации женщин мужчинами только тем фактом, что в руках последних находится собственность, придает, конечно, некоторую схоластическую цельность и законченность марксистской социальной теории (под массу социальных феноменов и процессов подведено единое основание, или первопричина — институт частной собственности и разделение общества на классы — устранение которой якобы и дает прекрасный социальный эффект).

Однако неясным остается не только вопрос о влиянии частной собственности на изменение типа отношений между мужчинами и женщинами в первобытном обществе — от равенства к подавлению (кстати, различные этнографические исследования демонстрируют отсутствие линейной зависимости между собственностью и социальным статусом женщин и мужчин)[10].

Более того, очевидно, что отношения власти и собственности имеют не только классовый, но и гендерный характер. Социополовая стратификация общества порождает некий социальный антагонизм между женщинами и мужчинами, устранение которого возможно не просто с преодолением классовых различий (на чем настаивали марксисты), но скорее с преодолением маскулинистской идеологии и патриархального принципа социальной организации.

Вместе с тем в своих философских работах Маркс фактически отверг западную философскую традицию рассматривать материю как пассивную субстанцию — у него материя активна, именно «бытие определяет сознание». Это принцип первичности материального, практического развивается в онтологии и гносеологии марксизма, в его экономическом учении. И поскольку, как мы выяснили, материальное в западной интеллектуальной традиции всегда ассоциируется с феминным, можно было бы сказать о том, что Маркс утверждает принцип приоритетности феминного в культуре. Однако это утверждение было бы несколько натянутым, ибо самого Маркса-революционера интересовал не культурно-символический, а социальный аспект гендерной дифференциации общества. А впрочем, и сама гендерная дифференциация была для него лишь частным случаем классовой дифференциации и стратификации [9. С. 388-406].

Смотрите также

Чаадаев и его концепция России
...

Движение
  ...

Геософия в трудах евразийцев
...